Аҧсны Аҳәынҭқарра
акультуреи аҭоурых-культуратә
ҭынха ахьчареи рминистрра

Министерство культуры и охраны
историко-культурного наследия
Республики Абхазия

 
 
Больше, чем художник… 04.12.2017

Больше, чем художник…

К юбилею Александра Шервашидзе-Чачба.

В очередном «оттиске» жизни Александра Шервашидзе-Чачба мы хотим познакомить читателя с другом и единомышленником художника Николаем Евреиновым.

Николай Николаевич Евреинов – преобразователь русского театра, историк театрального искусства, философ и лицедей.

С художником Александром Шервашидзе-Чачба их знакомит Старинный театр в Петербурге, в котором Шервашидзе-Чачба прослужил долгие годы. Летом 1907 года в труппу новой антрепризы Старинного театра, созданного по идее молодого режиссёра и драматурга Николая Евреинова, попадает молодая актриса (тогда еще будущая жена Александра Шервашидзе-Чачба) Наталья Бутковская. Между молодыми, вдохновленными искусством людьми, зарождается крепкая творческая дружба.

Наталья сыграла роль Перонеллы в его пасторели «Робен и Марион», признанной лучшим спектаклем первого сезона театра. Работая с Евреиновым, Бутковская всерьёз увлеклась этим талантливым человеком и его творческими исканиями и стала на долгие годы его другом и сотрудницей.

По его просьбе она сделала перевод скандально известной пьесы Оскара Уайльда «Саломея», приспособив её для русской сцены под названием «Царевна». Но этот спектакль, обречённый быть триумфом таланта Евреинова, цензура запретила в день премьеры. Бутковская стала первой женщиной-режиссёром России, успешно дебютировав при поддержке Евреинова на сцене Старинного театра постановкой небольшой пьесы «Лопе де Вега».

Шервашидзе месте с Евреиновым, Миклашевским и Бутковской часто посещал знаменитое арт-кабаре «Бродячая Собака». Шутили, что Евреинов был «левой передней лапой» этой собаки, а Миклашевский — «хвостом». Бутковская со своими друзьями принимала участие в представлениях этого артистического центра Серебряного века, где собирались представители художественного авангарда тех лет.

Бутковская с Шервашидзе открывают небольшое издательство на Стремянной улице в Петербурге. В числе первых изданных книг особое место заняли сочинения Евреинова.

Накануне февральской революции Бутковская выпустила солидную трилогию Евреинова «Театр для себя», а известный футурист Василий Каменский по её просьбе написал апологию «Книга о Евреинове». Это была одна из последних книг издательства, которое закрылось после событий 1917 года.

В годы революции А. К. Шервашидзе-Чачба с Н. Н. Евреиновым и Н. И. Бутковской приехали в Сухум и организовали здесь художественную и драматическую студию. Силами Сухумского театрального общества были поставлены спектакли: «Весёлая смерть», «Стёпик и Манюрочка. «Школа этуалей» (пьесы Н. Н.Е вреинова), «Раненный в сердце», организован и вечер, посвященный Козьме Пруткову и др.

В этих спектаклях участвовали: Арзамасов, Мульман, Пищик, Захаров, Жило, Огнева и др. Деятельно включились в проведение этих вечеров поэты В. В. Каменский и В. И. Стражев.

Ученики Сухумской художественной студии помогали Александру Константиновичу воплотить режиссёрские задумки Евреинова в оформлении сцены.

К «Вечеру Пруткова» Александр Константинович изобразил над сценой два огромных сапога, символизирующие грубый произвол Николая II, попирающего в стране всё передовое.

Много отзывов о театральных постановках того времени было в Сухумских газетах. Вырезки из этих газет бережно хранил А.К.Шервашидзе.

«Наше слово» публикует в 1919 году:

«Театр и музыка» (спектакль Н.Н.Евреинова).

«В театральной жизни Сухума такие постановки являются событием…Центром, бесспорно, оказалась «Весёлая смерть»… Здесь соединились в одном стремлении три таланта. Сам автор и режиссёр Н. Н. Евреинов, известный художник А. К. Шервашидзе и поставившая танцы Н. И. Бутковская. Под наблюдением художника Шервашидзе внешняя постановка выполнена прекрасно».

«Праздник искусства (вечер Козьмы Пруткова).

«Опять искусные мастера сцены Н. Н. Евреинов и А. К. Шервашидзе развернули перед Сухумской публикой мощь и красочность своих дарований. В этот вечер, как и в прошлый, евреиновский, опять в театре Алоизи пронеслось живительное дыхание великого и благородного искусства, и этим мы обязаны опять тем же авторам сценического воплощения, покоящегося на гармонии всех элементов, театрального действия…Большие овации в фойе выпали на долю художника А. К. Шервашидзе»

 


Возврат к списку