Аҧсны Аҳәынҭқарра
акультуреи аҭоурых-культуратә
ҭынха ахьчареи рминистрра

Министерство культуры и охраны
историко-культурного наследия
Республики Абхазия

 
 

Хварцкия Мушни Хумсович – археолог

В 80-е годы прошлого столетия в археологической науке Абхазии заметной фигурой стал молодой талантливый ученый-археолог Мушни Хварцкия. Уникальность личности Мушни Хумсовича заключается в том, что в его лице Абхазия имела первого и последнего на сегодняшний день ученого-археолога – абхаза, занимавшегося проблемами палеолита. Но начавшаяся 14 августа 1992 года грузинская агрессия оборвала его научные планы, а затем самое драгоценное – его жизнь.

Мушни Хварцкия родился 27 марта 1955 года в селе Верхняя Эшера Сухумского района в многодетной семье, где строго придерживались народных традиций, соблюдались нормы абхазского этикета и морали Апсуара.

Мушни в 1973 году окончил Сухумскую 10-ю среднюю школу имени Н.А. Лакоба. В 1973–1975 годах проходил службу в Вооруженных силах СССР. В 1981 году окончил историко-юридический факультет АГУ. В студенческие годы серьезно увлекался археологией, в частности периодом раннего палеолита. После завершения учебы работал сотрудником совместной археологической экспедиции Института археологии СССР и АбНИИ, в которой руководил отдельным отрядом.

В 1982 году Мушни работал в составе известной Костепковской экспедиции, а в 1983 и 1986 годах – в Кавказской и Северо-Осетинской археологических экспедициях под руководством широко известного ленинградского археолога-специалиста по палеолиту Василия Прокофьевича Любина. Вел стационарные раскопки в ущелье реки Бзыбь (грот Юпсы), принимал активное участие в раскопках в населенных пунктах Мгудзырхуа, Кистрик, Анхуа, Тамышском поселении и т.д. Именно в эти годы он открывает ряд пещерных стоянок человека раннего каменного века, в том числе многослойную стоянку Мачагуа в селе Хуап. Он принимал активное участие в названных полевых археологических исследованиях, работал одновременно научным сотрудником отдела Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа АН ГССР.

В 1987 году Мушни становится соискателем ученой степени кандидата исторических наук при Ленинградском отделении Института археологии АН СССР. После появления его научных публикаций, посвященных результатам его археологических исследований, он обратил на себя внимание археологов Абхазии, России и всего Кавказа. К числу наиболее известных публикаций, получивших широкое признание в археологической науке, относятся: работа, посвященная археологическим раскопкам стоянки Мачагуа (сб. «Российская археология. 1992 г.) и научные статьи, опубликованные совместно с его коллегами в различных периодических изданиях, как в Абхазии, так и в России.

Одаренность Мушни Хварцкия в области археологии сочетались с познаниями в других науках, в частности в этнологии и фольклоре (мифологии) Кавказа. Занимался он и европейской, и восточной философией. Его интересовали уфология, парапсихология, народная медицина, вопросы религии. В свободное время увлекался искусством, резьбой по дереву и обработкой камня.

Кроме того, Мушни Хварцкия являлся носителем высокой культуры, нравственности, глубокой добропорядочности, чести и человеческого достоинства.

По словам видного абхазского историка, коллеги Мушни по музею Руслана Гожба, он был из тех, кто постоянно стремился к совершенству, как физическому, так и нравственному. Идеалом он считал беззаветное служение родной Абхазии, и этому благородному делу посвятил жизнь, и когда потребовалось – отдал ее. Основным направлением, в котором должна идти Абхазия, считал он, – это нравственные критерии священного кодекса чести абхазов – Апсуара. Он всегда очень внимательно изучал образ и психологический портрет наших славных предков, выделяя тех, в ком сочетался сплав мужества, непоколебимого духа и великодушия.

Мушни подолгу всматривался в фотографию бесстрашного героя Первой мировой войны – Коция Лакрба, на обратной стороне которой была надпись, начертанная рукой корнета: «Вспоминай, глядя на эту карточку, того абхазца, который приносил и принесет в жертву все, что в его силах! Если нас не станет после войны, одна мечта и просьба наша – приносите каждый из вас – абхазцев – сколько можете пользы своей родной Абхазии и своим собратьям».

Мушни Хварцкия как искренний патриот родной земли всегда думал о свободе и независимости родной Апсны, принимал активное участие в национально-освободительном движении абхазского народа, являлся членом правления Народного форума Абхазии. Он по своей природной интуиции и на основе анализа сложившейся ситуации в Абхазии предсказывал неизбежность грузинской агрессии и отмечал необходимость быть готовым к этому.

Мушни Хумсович вступает в Отдельный полк внутренних войск (ОПВВ), который формировался в тот период. Хотя у него не было специального образования, но вскоре командование полка заметило его военные способности. Он назначается заместителем командира Агудзерского батальона ОПВВ по работе с личным составом.

Когда началась война, Мушни становится одним из организаторов народного ополчения. Его назначают командиром Отдельного батальона специального назначения. Но это было недолго. Руководство Абхазии доверяют ему более ответственную должность. В архиве Министерства обороны сохранился написанный от руки Указ Председателя Верховного Совета Республики Абхазия Владислава Ардзинба о назначении его командиром Гумистинского оборонительного рубежа. Кто-то может спросить: а почему не командующим фронтом? Дело в том, что тогда на Гумисте фронта как такового не было. Это был всего-навсего естественный оборонительный рубеж. А фронт пришлось создавать самому Мушни. С первых часов своего назначения он активно берется за создание боевых позиций вдоль правого берега реки Гумисты, распределение личного состава, строительство фортификационных сооружений. Одновременно он находит время изучать боевые порядки противника, организуя вылазки в тыл врага.

Его первые шаги по укреплению Гумистинского оборонительного рубежа дали свои плоды. Яростные атаки грузинских войск в начале войны не сломили бойцов Гумистинского фронта. Хотя противник в ночь с 31 августа на 1 сентября прорвал оборону выше Гумистинского железнодорожного моста, наши бойцы остановили крупномасштабное наступление противника. Некоторые командиры поддались панике. Мушни не дрогнул и приказал бойцам-ополченцам стоять насмерть. Вскоре Мушни организовал контратаку. Враги несли потери, в том числе и в бронетехнике, и вынуждены были оставить правый берег Гумисты.

Как сталь закаляется в огне, так и наши бойцы и командиры окрепли в жестких схватках за каждую пядь родной земли. Надо добавить, что Мушни не только руководил боем, но и сам принимал непосредственное участие в нем. Тогда он лично подбил одну единицу бронетехники противника, точнее, одну БМП.

Слава о Мушни быстро распространялась среди личного состава, обороняющего Гумистинский рубеж. Его бесстрашие и подвиги обрастали легендами и самыми невероятными историями. На то были серьезные основания. Его дерзкие и хорошо продуманные рейды во вражеский тыл наводили страх и ужас, сеяли панику среди противника.

На Гумистинском фронте в то время штаба как такового еще не было. Поэтому он сам разрабатывал и руководил боевыми операциями. Бойцы не только его любили и доверяли, но и беспрекословно ему подчинялись. Это было самое важное и существенное. Тогда, в начале войны, мы имели дело на фронте с гражданским населением, даже еще не одетое полностью в военную форму.

К началу Гагрской операции Гумистинский фронт сформировался. Под руководством Мушни Хварцкия был укреплен Гумистинский оборонительный рубеж. К началу Гагрской операции он снял с фронта одно подразделение, которое принимало активное участие в освобождении Гагры.

После завершения Гагрской операции руководство Абхазии принимает решение укрепить Восточный фронт и направить туда своего представителя. Это была очень сложная задача – найти человека на такую должность.

Выбор пал на Мушни Хварцкия. Он направляется туда 19 октября 1992 г. в должности представителя Генерального штаба Вооруженных сил Республики Абхазия по Очамчыро-Ткуарчалскому направлению.

С приездом на Восточный фронт Мушни, прежде всего, сформировал свой боевой отряд и стал организовывать систематические вылазки на вражеские позиции. Здесь он проявлял чудеса героизма.

Но Мушни планировал и крупномасштабные операции. Так, по его инициативе на Восточном фронте в ноябре было организовано освобождение Ануаарху, где он сам подбил один танк.

В конце ноября 1992 года на Восточном фронте сложилась непростая ситуация. В районе населенного пункта Кетеван села Кочары сванские боевики перекрыли «дорогу жизни» из села Джгиарды на Ткуарчал. Тогда мы запланировали немедленное освобождение этой дороги, имевшей для нас стратегическую значимость. Мушни Хварцкия, Шамиль Басаев, Аслан Зантария, Мираб Кишмария спланировали эту уникальную операцию. Затем в течение двух дней – 29-30 ноября 1992 года, под их командованием этот план был блестяще реализован. Село Кочара было освобождено навсегда от грузинских оккупантов. Одновременно было освобождено и село Лашкиндар, откуда грузинские боевики бежали, едва унося ноги.

Однако грузинские войска не оставили в покое Лашкиндар и стали совершать систематические нападения на село. 6 декабря 1992 года противник предпринял крупномасштабное наступление. Тех наших крупных сил, которые освобождали Кочару, уже не было. Атаки грузинских войск отражали небольшие группы, которые остались оборонять село Лашкиндар, в том числе и группа Мушни Хварцкия «Берег-2». Она занимала позицию на трассе.

Противник предпринял атаки в нескольких направлениях. Одно из них – наступление врага из с. Цагера по лесу. Атака противника численностью 300 человек была отбита. При прочесывании местности в этом направлении граната, брошенная вражеской рукой, оборвала жизнь Мушни Хварцкия.

Следует отметить, что вылазки Мушни на позиции противника на Гумистинском и Восточном фронтах наводили ужас, сеяли панику в стане врага. На его счету на обоих фронтах – 5 подбитых единиц бронетехники.

Так не стало талантливого ученого, талантливого военачальника. Навсегда в памяти народа останется светлое имя Мушни Хварцкия.

В 2005 году в Санкт-Петербурге вышла книга М.Хварцкия, Н. Поляковой, А.Очередного «Мачагуа – памятник Среднего каменного века в Абхазии». В книге проанализирована часть коллекции раскопок, которую Мушни Хумсович так и не успел обработать.


Возврат к списку